• Я сам себе открыл крышку гроба ...

    27.08.2015

    «Я сам себе открыл крышку гроба» Часть 1

    Материал Татьяны Астафьевой

    Рамилю 29 лет. Но это по паспорту. На вид же ему дают много больше. Сегодня он немного поправился, на его щеках даже появился румянец. Но ещё три месяца назад не нужно было никаких специфических медицинских познаний, чтобы, взглянув на парня, определить - он наркоман…
     
    «Мне было двенадцать, я смотрел на взрослых парней во дворе и до дрожи хотел быть таким же крутым, как они - бесшабашные, с матерком, пивом и весёлыми сигаретками. В школе и дома всё казалось слишком правильным и серым. Я смеялся в лицо одноклассникам и взрослым, которые утверждали, что анаша - наркотик. Что они об этом знали? А я уже вовсю курил, и в моей юной голове ничего не щёлкнуло - все взрослые друзья курят, а я что, рыжий что ли? Меня предупреждали, что наркозависимость начинается с травки, а я, уже принятый в круг крутых парней по причине постоянного наличия денег, был уверен, что контролирую процесс: хочу - курю, не хочу - не курю. Не знаю, почему мама не принюхивалась и не выворачивала мои карманы, как это делали другие родители. Наверное, доверяла мне. Да и некогда ей было - они с отцом развернули прибыльный бизнес, в карманных деньгах я не знал отказа.
     
    Мне не было шестнадцати, когда я начал ходить в ночные клубы. Рубеж 90-х и 2000-х ознаменовался новой модой - в тусовки пришёл героин. Вокруг меня уже многие кололись, но я, «крутой и самостоятельный», дал себе зарок - никогда не употреблять этот плебейский наркотик, ведь они наркоманы, а я нет. Тем более, я уже успел попробовать «статусный и вполне натуральный» кокаин. Каждую неделю я употреблял кокаин, экстази или амфетамин и считал это нормальным. Понимал ли я, что всё это наркотики? Да. Но ведь я не кололся героином, значит, всё в порядке, я просто делал свою жизнь «более красивой». Я тянулся к этой жизни, считал себя выше окружающих сверстников, которым был недоступен такой образ жизни. И как же легко было достать клубные наркотики, когда в кармане всегда куча бабла! Родители ничем не сдерживали мою свободу. Эта свобода меня и сгубила. С каждым разом мне требовалось денег всё больше. До выноса вещей не дошло, просто я знал, где у родителей лежат заначки.
     
    Я всё ещё не считал себя зависимым, когда мне предложили героин. А раз я не наркоман, то почему бы не попробовать разок ширнуться? Я помню то чувство раздвоенности: боязнь умереть и тягу испытать новые ощущения. В итоге меня двинуло, и я употребил в вену. Мне не понравилось! «Ты просто не понял, брат, попробуй ещё». Меня затянуло со второго укола.
    Мне требовалось всё больше и больше, пока я однажды не понял, что с моим здоровьем нелады - постоянные сопли, слезящиеся глаза, дрожь. Уколешься - и ты вроде бы опять здоров. Буквально за несколько недель моя доза выросла в несколько раз, я конкретно подсел на героин. Каждое утро я вставал только с одной мыслью - найти наркотик, чтобы меня не ломало...
     
    Продолжение читайте завтра во второй части статьи.
     

Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю своё согласие на обработку ООО «Веранда» персональных данных и cookies. Согласен(на).